26 Февраля 2018
Свиридов. TALK - Надежда Загордан

- Здравствуйте, уважаемые москвичи, сегодня в нашей программе - муниципальный депутат района Измайлово Надежда Загордан. Я прочитал про тебя, какой ты активный житель, уже давно встала на путь гражданского активизма. Это второе призвание, потому что ты работаешь в бюджетном учреждении информатики и управления, расскажи.

- Мне кажется, тут ничего не надо изобретать, всё  за тебя делает окружение. В данном случае это власти, которые пришли с проектами планировки нашего лесопарка Измайлово.  И на этом у нас был сформирован актив, который остался до сих пор в нашем ядре.

- Расскажи немного о себе.

 - Я коренная москвичка, все жили в Измайлово, дед еще был из тех, кто строил Измайлово. Работала программистом, семь лет в области связи и телекоммуникаций, защитила диссертацию и после этого решила перейти в Российскую академию наук. Раньше преподавала, сейчас нет. Мы открыли центр молодёжного инновационного творчества, чтобы знакомить наших детей с современными технологиями. У нас есть желание делать что-то на благо общества.

- У тебя большой список каких-то объектов активизма, многое связанно с измайловским лесом, расскажи, чем ты занималась в качестве правозащитницы?

-  С 2012 года у нас было много активностей, у нас и храмы собирались строить и каток, вырубка леса. У нас планировали построить храмы с вырубкой двух гектаров леса. В 2011 году Москомархитектура совместно с РПЦ решили выделить участки под застройку и построить в парке. Это было незаконно, но в 2012 году мы видим, что выпускается постановление, где отписываются площади РПЦ, у нас в Измайлово было 3 таких объекта. Мы предложили им один большой храм, для этого были готовы выделить территорию. В итоге РПЦ перевела участок, который мы предложили в свою вотчину и все три храма, которые планировались, подлежат дальнейшей застройке. Собянин приезжал и сказал, что если жители не хотят, храма не будет. Но через полгода депутаты согласуют этот участок, быстро оформляют, в итоге построили храм, но он не влез в пятно застройки, и им еще расширили территорию.  Есть у нас успешные случаи: в 2012 году у нас был каток, хотели в лесу построить. Были выделены средства в размере 30 млн рублей, в итоге отстояли. Митинговали у управы, писали обращения.

- Что тебя подтолкнуло к решению баллотироваться в депутаты?

 - В течение пяти лет я была помощником депутата, она не избралась: в ГАС «Выборы» были внесены данные по протоколу, который фальсифицировали. Был суд, суд принял решение, что необходим пересчёт на её участке. И мы понимаем, что бюллетени разложены как нужно и считать уже смысла нет. Она также ходила в ЕСПЧ, пока не оставляем эту историю и будем продолжать бороться.

- Когда ты приняла решение идти в муниципальные депутаты?

- Я думала об этом с 2014 года, было понятно, что надо что-то делать, с мыслью кто, если не я.

- У вас очень разношёрстная команда. Когда вы шли на выборы, вы как-то договаривались между собой?

 - Мы заслушали всех кандидатов, которые были нам близки и договорились, что будем поддерживать по четыре человека в каждом округе.

- Как проводилась агитация?

- Здесь нам во многом помог актив: распространялись листовки, ходили по квартирам, а также плакаты и помощь штаба Гудкова. Когда я узнала, что есть такой проект, я попыталась перехватить инициативу и сформировать команду, чтобы не спойлерить местный актив. Активисты говорили, что команду Гудкова никто не знает, а Кац говорил, что им активисты не нужны.

-Ты висела на сайте?

-Я да, из тех, кто прошёл, на сайте висели три из трёх в моём округе, во втором двое из четырёх и в первом округе один из четырёх. Это те, кто прошёл. Гудков дал хорошую рекламу на «Эхо Москвы».

- Положительно оцениваешь этот опыт?

- Вижу некоторые шероховатости, но они должны быть. Объединить свои усилия не совсем удалось этому проекту.

- Сколько квартир обошла?

 - Примерно 150 квартир.

- Вспомни, как это было?

- В целом не очень комфортно, бывало, что и матом посылали и кочергу брали.

- То, что ты самовыдвиженец, это был скорее плюс или минус?

 - Скорее плюс, но я взаимодействую со всеми партиями.

- Ты говорила про листовки, расскажи.

- Листовки постоянно меняли местами, то есть меняли и раскидывали их в других округах, чтоб запутать людей. Мы об этом узнали, когда пришли на одно из собраний жильцов и увидели, что в руках у людей листовки из другого муниципального округа. Также у нас были активисты, которые брали тиражи и куда-то их прятали. У нас еще и ночь была с 10 на 11, был скандал. Называется «Измайловский Майдан». Когда власти поняли, что в Измайлово проходят много независимых депутатов, в два часа ночи председатель УИКа вышел и пропал с протоколами вместе, а, следовательно, была прекращена запись в ГАС «Выборы». Вызвали следственный комитет, прокуратуру - искать этого председателя. И неожиданно в 12 часов в одной из комнат управы нашли этого председателя с протоколами. Полиция не знала, что с ним делать, в итоге стала охранять эту комнату.

- Что у вас сейчас с депутатами?

- Трое из «Единой России», один из ЛДПР.  Всего нас восемь независимых, но главу так и не выбрали. Тяжело, есть какие-то личные отношения, неприязни. Мы готовы рассматривать любого кандидата.

- Мы уже работаем четыре месяца, как у вас складываются отношения?

 - Работаем, пытаемся  налаживать контакты, пытаемся что-то делать вместе.

- Я смотрел, что у вас с благоустройством, сначала проголосовали за что-то одно, потом за другое, проголосовали за адреса, но не за виды работы.

- Да. У нас за пять дней присылается перечень документов к голосованию. Он был с теми видами работ, которые мы не успеваем согласовать с жителями. Когда мы видим, что там 65% бюджета - асфальт и бетон, и нет ни одного куста, а с жителями не было разговора, мы говорим, что согласуем адреса, но не согласуем перечень. И тут  оказывается, что приятно решение, что мы согласовали перечень работ. Сейчас мы с жителями активно проводили собрания и интересовались, чего все хотят. В итоге у нас было шестичасовое заседание: если глава не принимает правки, то решение выносится на голосование. Правки он не принял, и была битва, о том принимаем мы правки или нет. Второй вопрос был, принимаем ли мы решение о принятии правок. Такой театр абсурда. Также вопрос о просмотре видео принятия решения.  Вот так у нас и происходит.

- Ты командный человек или одиночка?

 - Командный.

- Мне показалось, что неформальный лидер оппозиционных депутатов это ты. Как удаётся найти общий язык с депутатами из разных партий?

- Я беспартийная, не привязываюсь к каким-то политическим окраскам.

- Какая-то твоя коллега предложила выразить недоверия главе управы, ты готова идти до конца в борьбе с чиновниками или готова идти на компромиссы?

- Я за то, чтобы находить по возможности компромиссы, но по идейным соображением я готова идти до конца.

- Что удалось сделать за эти месяцы? С депутатским статусом стало легче заниматься защитой леса?

- По моей практике помощника депутата, я не могу сказать, что ответы сильно разнятся между ответами обычному человеку и депутатам. Основное здесь - это доступ к информации. Мы рассказываем что происходит, какой капремонт, у нас есть муниципальное помещение, мы проводим встречи, объясняем про ОСС, в основном это информирование. Я уже предлагаю стратегию ведения вопросов управе на следующий год.  У нас в Измайлово наибольшее количество платных парковок, и нам предлагают заказать газон в парковки, чтобы было, куда ставить машины.

- Как ты относишься к платным парковкам?

- В таком виде, как сейчас, сугубо отрицательно.

- А во дворах?

- Сначала надо землю в собственность оформить, чтобы понимать, где чей двор, а потом это должно решать собрание собственников. Я за то, что жители должны сами решать,и к ним никто не должен лезть. Мы всегда говорим жителям, чтобы они оформляли собственность сами. А нам предлагается только ухудшение условий жизни, хотят, чтобы мы закатали озелененные территории, которых и так не хватает, в асфальт. Должны строиться гаражи, многоярусные парковки.

- В Марьино и Люблино хотели провести референдум об объединении районов, как ты относишься к теме объединения районов?

 - Если рассматривать с точки зрения самоуправления, управляемость будет потеряна. Если планируется увеличивать район без увеличения количества депутатов, это не совсем хорошо. Я затрудняюсь оценивать этот вопрос без цифр.

- Сейчас у нас в разгаре выборы президента, следишь, пойдешь?

 - Не могу сказать, что этот вопрос обсуждается глобально в наших группах, сейчас мы занимаемся формированием УИКов, так как они поизносились.

- Как тебе кампания?

- Не могу сказать, что я слежу, мне хватает московских проблем.

- Вспомни какое-нибудь яркое событие из детства?

 - В Вологде я поранила ногу и не было рядом каких-то пунктов, кто мог вытащить стекло из ноги, помню мы приехали куда-то, где не оказалось наркоза, вижу врачей в белых халатах и говорю маме, чтоб она не переживала и я справлюсь и пойду одна.