21 Мая 2018
Свиридов. TALK - Станислав Тадей (Северное Тушино)

- Здравствуйте, дорогие москвичи, сегодня в гостях нашей программы муниципальный депутат Северного Тушино Станислав Тадей. Для начала расскажи о своём жизненном пути, который тебя привел в кресло муниципального депутата. Как так получилось, где ты родился, чем занимался, на кого учился.

- Родился я в Москве в 1977 году. С детства живу в Северном Тушино. У меня многодетная семья была, есть еще два брата и сестра.

- Все Тадеи?

- Все Тадеи. Потом поступил в Автомеханический институт, закончил его. Потом поступил на второе высшее в Финансовую академию, закончил и ее. И стал индивидуальным предпринимателем, открыл своё небольшое дело.

- Какое?

- Интернет-магазин посуды.

- Всё для кухни?

- Да. Потом сложилась ситуация, что в доме появились проблемы. И надо было создавать совет дома. Я вошёл в него, стал председателем и окунулся в это общение с «Жилищником», с управой.

- Это когда было?

- В 2014 году.

- Что за проблемы были в доме?

- У нас была проблема, что дом был построен с недостатками, активных жителей было немного. Так как я был самым активным, меня сделали председателем совета дома. Я окунулся в эту проблему и удивился, как всё устроено. Очень тяжело чего-то добиться. Даже если ты председатель совета дома, казалось бы... Это как мини-депутат дома, жители доверили тебе решать проблемы. И постепенно в это вошёл. Потом была избирательная кампания в мэры Навального. Я на ней начал проявлять активность.

- То есть до того, как ты стал председателем совета дома, был политизирован.

- Да, всё это плавно перетекло. Мэрская кампания; появилась заинтересованность в том, что происходит у себя в районе, у себя дома. Потом появились курсы Школы депутата Галяминой и я туда пошёл. Это было еще в 2016-м году. Я поучаствовал во всех выборных мероприятиях. Заседал в избирательных комиссиях. Во время выборов страну посмотрел, что к чему.

- Это когда Яшин избирался?

- Да.

- Помню эти моменты. Но там вроде не очень хороший результат.

- Реально мало набрали. Мы были с ТИКе, всё было честно, просто мало набрали.

- Хотя вроде кампания была.

- Да, кампания была.

- Но, наверное, она больше была в соцсетях.

- Нет. Были активные навальновские ребята. Я их тогда половину знал. Теперь знаю всех. Было видно, что они работают, что они бегали, но, к сожалению, результата это не дало. Мне стало интересно, можно ли что-то в районе изменить своими силами. Дождаться изменения сверху не получается. Это меня заинтересовало, опыт я еще получил на избирательной кампании в Госдуму.

- Был в качестве кого?

- Работал в штабе у Галяминой.

- В каком округе она была кандидатом?

- 198-й.

- Она шла против Хаванской?

- Да, именно против Хаванской. Мы заняли почётное второе место.

- А сколько набрали?

- Тысяч двадцать.

- Это неплохо.

- Мы запросили выдвижение от «Яблока». Но в партию мы не вступали. Поддержкой попользовались и структурой, которую Гудков с Кацем организовали, она нам помогала в кампании.

- А сколько вас всего было кандидатов?

- Мы хотели по пятерке выдвигаться по каждому округу.

- А сколько всего?

- Три.

- Три по пять?

- Да, итого пятнадцать. Но не набралось. В итоге, в моем округе мы шли втроём. Но прошли двое.

- Высока эффективность, если из троих двое прошло. А в другом?

- А в другом округе один, в третьем ни одного.

- А из скольких?

- Из 15

- То есть все 15 выдвигались?

- Вы имеете в виду независимых?

- Да.

- Человека по три было.

- Вы как команда себя не позиционировали?

- Позиционировали.

- И как провели кампанию, что делали?

- Поквартирку и агитацию раскидывали по ящикам.

- А сколько у вас избирателей в округе?

- 30 тысяч.

- Это большой избирательный округ. То есть у вас примерно 150 тысяч жителей?

- Примерно, да. Избирателей поделили, получилось, как раз 100 тысяч голосующих. У нас чуть поменьше, в районе 30 тысяч, в соседнем 33 тысячи, например.

- Поквартиркой успели всё охватить?

- Нет, не успели.

- Ну это огромный округ.

- Какой-то процент успели. Так как летнее время, эффективность была очень низка. Вечером много не обойдешь. Начинаешь ходить утром, днём, вечером. 10% если откроют квартиру или вообще окажутся в подъезде, это окажется хорошо. А так в основном плохо, что летнее время, тяжеловато было.

- Не вытаскивали агитку?

- Вытаскивали, особенно в последнюю неделю. Мы вечером раскидывали, утром дворник шёл в подъезд и выходил со стопочкой нашей агитки. Я пошёл за ним, сказал, чтоб положил обратно.

- В полицию.

- А зачем. Может, он даже и не оформлен никак, может он только выглядит как дворник.

- Что сказали дома, когда ты пришёл и сказал, что ты депутат.

- Сказали, что молодец.

- Похвалили?

- Конечно, за меня все болели. Присылали смс, когда мы стояли в ТИКе, перед заполнением таблицы, тут же считали. Но у нас отрыв был хороший. Я был на пятом месте, отрыв от шестого был больше ста голосов, а в третьем округе, где у нас прошёл Андрей Прокофьев, там был очень маленький отрыв, и мы до последнего не знали пройдёт он или не пройдёт, очень переживали за него. Я себе ставил задачу разобраться с «Жилищником» в сфере текущего ремонта подъездов. Я смотрел, как это делается. И с капитальным ремонтов домов, по моим ощущениям, была насущная проблема. Я ко всему был готов, но, когда я увидел, что творится на капремонтах, я к этому оказался не совсем готов. Настолько качество низкое. Настолько отношение всех членов комиссии пофигистическое ко всей процедуре.

- Никому не надо?

- Всей комиссии, никому ничего не надо.

- Даже представителю не надо?

- Никому ничего не надо. Председателю фонда, «Жилищнику», управе, проектировщику. Приходим на комиссию, и я там как ревизор один. Говорю, дайте документы посмотреть и все повторяют, а давайте. Ага тут неправильно, поправим циферку на поменьше. Пойдёмте смотреть: смотришь в подвале, смотришь на крыше, говоришь, что надо переделывать. До этого никто не смотрел, никому не надо было. Причём деньги там очень большие крутятся. Все эти деньги, это ведь не бюджетные, а деньги жителей. Очень обидно, что жители будут платить, а результаты качества не очень получаются.

- Самая болезненная тема.

- И благоустройство. Удивило, что благоустройство проводится совершенно бессистемно. Условно говоря, три двора рядом, логично взять эти три двора, одновременно сделать благоустройство. Запланировав в одном дворе карусель, качельки для маленьких, в соседнем дворе для детей постарше, третий парк какой-нибудь другой. Всё это одновременно спроектировать, получится единый интересный проект. А сейчас получается, что у нас один двор делается, а на соседние денег нет. Через три недели прибегают и говорят, что будут делать соседний двор. Бессистемность, везде однотипность и мы ни на что повлиять не можем.

- Что делать?

- По факту, приносят готовый проект: управа, «Жилищник», мы спрашиваем, можно ли что-то поменять, получаем ответ, что нет, ничего не можем, потому что уже всё запланировано и всё согласовано.

- Так и не изменили ничего?

- Нет, к сожалению. Нас меньшинство в Совете, мы выносим голосование, но за него не голосуют.

- Какие у вас в районе болезненные точки, проблемы, которые ты видишь, но не можешь как депутат решить.

- Сейчас у нас очень важный вопрос - наш парк «Северное Тушино». Мы уже за неделю две комиссии провели, встречались с директором парка. Осенью поставили нового директора, и он заявил, что ему общественный совет не нужен. И если хотим пообщаться, приходите так, никакой совет не интересен.

- Интересный момент. То есть президент говорит одно, а директор парка «Северное Тушино» говорит другое.

- Да, он только пришёл, мы в парке собрались: активисты, экологи, депутаты. Он заявил свою позицию, что совет считает не легитимным и не считает, что он нужен.

- Надо взять сайт kremlin.ru и процитировать про общественный контроль, постановление института общественного контроля, что говорит наш президент, Владимир Владимирович Путин. Надо показать ему, чтобы он осознал систему координат, в которой находится.

- Он активно приступил к деятельности. У нас есть особо охраняемая природная территория, которая предусматривает особое отношение к природе. У нас нет ни газонов, ни лужаек, обрезка деревьев не предусматривается, другими словами, лес, дикая природа. Мы приходим в этот парк, и у нас глаз отдыхает от газонов, это как отдушина. Там у нас девять краснокнижных насекомых и животных обитают, ёжики, бабочки редкие и, если всё придёт к тому, что начнут делать газоны и вырубать редкие деревья….

- А к этому всё идёт?

- Да. Проблема в том, что по паспорту территории числятся газоны, а по факту их никогда не было.

- То есть он хочет сделать реконструкцию, потратить деньги и вместо газонов сделать рулонные и погубить всё живое?

- На наш взгляд, судя по закупкам газонов на приличные суммы, да. И он позиционировал изначально, что, если по документам газон, значит я буду делать газон. Газон - это выгодная статья, потому что его обслуживание, например, стоит 100 рублей, а обслуживание дикой лужайки один рубль.

- Газоны выгодней.

- Да. Мы к нему вышли с предложением актуализации паспорта, провести экспертизу, чтобы изменить. Потому что нет у нас таких газонов и никогда не было, я живу там 40 лет, никогда не было никаких газонов. Но пока переговорным путем не удалось добиться чёткого разговора.

- В какой стадии сейчас проблема?

- Недавно была очередная встреча совета депутатов в парке. Были экологи, был директор.

- То есть он не закрыт, он встречается, общается с вами?

- Да, он общается, высказывает свою позицию, что у него по документам так, и он будет делать так, как у него по документам.

- А в департамент природопользования обращались?

- Мы хотим на Совет депутатов вынести обращение и проголосовать за него.

- Бланк есть?

- Мы уже такой отнесли в мэрию.

- Экономьте время.

- Пока мы от него добились, что он еще ничего не будет делать.

- Пока вы в отпуск не уедете.

- Видимо да, пока мы не уйдём в отпуск.

- Держите эти вещи, не надо допускать. Еще я видел в Фейсбуке, ты отписывался по ТПУ «Планерная», что это такое?

- ТПУ «Планерная» — это чёрная дыра. Насколько я помню, когда была идея постройки ТПУ, по чертежам и по схемам, на первом этаже не будет ничего, просто сваи, а под ними автобусы. На втором уже магазины и третий, четвертый, пятый - это перехватывающая парковка. Когда построили, оказалось, что у нас на первом этаже магазины сплошные, в подвале магазины, один этаж парковка, дальше автосалон, еще дальше рынок продуктовый. Саму функцию он не выполняет. Парковка это вообще закрылась, туда заезжают только свои люди, а для других она закрыта. Получился большой торговый центр с остановками.

- При том что, отчётом департамента транспорта, машино-места в этом «торговом центре» стоят на балансе у Москвы и ими отчитываются, как новыми построенными местами. Я был с проверкой в этом ТПУ и я просто поразился, насколько логистика неправильная. Обойти его вокруг невозможно, потому что там забор. Если человек приехал в первый раз, он не сразу разберется, навигация ужасная.

- Помимо этого, странно сделали даже остановки. В одну сторону идут три автобуса, два останавливаются с одной стороны, а третий с другой. И получается, что ты бы уехал на ближайшем, но непонятно, куда бежать, то ли налево, то ли направо.

- Расскажи, как у вас проходят советы депутатов? Полгода прошло уже, притёрлись? Старый у вас глава или новый?

- Выбрали нового главу, нового зама выбрали. Достаточно сильно поменялся состав. Из старого созыва осталось человека четыре. Появились директора школ, нас трое, глава роддома, главврач. Наш новый глава Окружков был директором ПВТ.

 - Что такое ПВТ?

- Пансионат ветеранов труда.

- И там, наверное, голосовали даже?

- Голосовали.

- И, наверное, было много голосов?

- Там явка была хорошая, прям все пошли голосовать

- И как вы с ними дружите, взаимодействуете?

- Взаимодействуем, я бы не сказал, что дружим. Но работаем. Дискутируем, обсуждаем, серьезно, каждый свою точку зрения отстаивает. Но нам пока не везет с нашей точкой зрения.

- То есть ты списываешь это на нефарт?

- Мне сложно это объяснить.

 - Есть пример какой-нибудь хрестоматийный, где точно было понятно, что надо принять решение в пользу жителей, а они принимают какое-то своё решение?

- Изначально мы хотели вернуть тайное голосование.

- Ну это жителей не волнует.

- Это жителей не волнует, это волнует депутатов, но они ни в какую. Опять же момент по благоустройству: мы не готовы голосовать за то, что нам просто приносят на согласование. Приносят в понедельник, совещание во вторник.

- А комиссия по благоустройству есть?

- Комиссию собирают срочно за один день, управа там быстро несет все документы. А когда с ними знакомиться? Плюс к тому, что мы сами поменять ничего не можем, смысл нам за это голосовать. Все наши суммы, которые мы должны решить, куда потратить их, уже приносят готовыми, как будто за нас уже подумали и просто дают нам на подпись.

- А коллеги ваши из «Единой России», может быть они провели все расчёты?

- Странная ситуация. Может быть, они и провели, но не с нами, нас на эти совещания не позвали.

- Это минусы большинства и меньшинства. В Госдуме такая же история.

- В принципе, все возмущаются этим, но все голосуют.

- Все трое вы имеете в виду?

- Нет, вообще все.

- Какие у тебя эмоции у следующим выборам в этом сезоне?

- Мэрские?

- Да.

- Эмоция, что хорошо бы, если бы был единый сильный кандидат, согласованный со всеми.

- Чтобы сразу во второй тур?

- Да, чтобы хотя бы пройти муниципальный фильтр.

- Но это невозможно.

- Без согласования с мэрией невозможно, но один раз мэрия пошла на это, с Навальным. Может быть и второй раз пойдёт.

- Только это не будет один кандидат, их будет несколько.

- Пусть будет несколько, а во втором туре, условно, останется один, если будет второй тур. Но хотелось бы видеть сильных кандидатов.

- Ну кто?

- Если несколько было бы, то Гудков может пойти, Яшина интересно было бы посмотреть.

- Так они друг у друга будут отжимать голоса.

- Будут, но, может, они договорятся. То есть пройти муниципальный фильтр максимально большему количеству кандидатов, а дальше уже посмотреть. От «Яблока» я не знаю, кто пойдёт, может быть Русакова. Митрохин уже исчерпал свои возможности по выбиранию мне кажется.

- Ты как-то планируешь в этом принимать участие?  

- Планирую. Если допустят кого-то реальных, то да. Если будут фейковые, для легитимности, то нет.  Если муниципальный фильтр пройдет достойный кандидат, будем помогать.

- Чем помогать будешь?

- Пока непонятно. До муниципального фильтра мечтать можно о чём угодно. Что будет в жизни, узнаем в июне.

- К вам уже обращались за фильтром?

- Пока нет.

- Потому что было много предложений, что-то подписывали, ты учувствовал в этой движухе?

- Открытые письма за что?

- Там их несколько было, я уж не вспомню все.

- Мы писали письма за отмену мунфильтра.

- Ты сторонник отмены?

- Да, я считаю, что это совершенно ненужная вещь.

- Почему?

- Потому что в городе выборы должны быть свободны, и любой человек должен иметь право выдвинуться.

- Смысл должен быть в том, что фильтр не должен становиться непреодолимым барьером.

- Может, в прекрасной России будущего будет по-другому, но по факту… Мне кажется, если бы не было муниципального фильтра, кандидат всё равно стал бы общаться с муниципальными депутатами. Поэтому, на сегодняшний день лучше бы вообще убрать этот фильтр.

- С твоей точки зрения, что ты скажешь про полномочия? Их мало или их достаточно, надо изменить или оставить?

- Я примерно представлял, что в Польше происходит с местным самоуправлением, в Московской области…

­- Почему в Польше?

- Я был в Польше и был на встрече с польскими депутатами в посольстве Польши.

- Как так получилось?

- Увидел приглашение, у них был круглый стол и пошёл. Интересно было послушать, как они сталкивались с проблемами обустройства городов.

- Варшавские депутаты?

- Нет. Они говорили, как они находили общие точки, сделать, условно говоря, пешеходные улицы вместо проезжих. И мы столкнулись с тем, что в Москве у муниципальных депутатов полномочия очень урезаны. Даже помещение наше, где мы сидим, это не наша собственность, а мы ее как бы безвозмездно арендуем. С моей точки зрения, если нам, в теории, захотелось поддержать кружок японского языка, по факту мы не можем, нет ни помещений, ничего. Ни помощи малому бизнесу, ни социальному. Нам со всеми нашими просьбами и желаниями нужно обращаться в управу, префектуру, к мэру, с этим беда. И, опять же, бюджета нет. Мы не можем ничего запланировать. Мы не можем сесть, посчитать и сказать, а давайте в следующем году угрохаем весь бюджет в какую-нибудь идею, глобальную. Таких возможностей нет, нет возможности согласовывать капитальное строительство.

- А ты бы хотел иметь возможность согласовывать капитальное строительство?

- На сегодняшний день нет доверия к мэрии в том, что она делает всё из расчёта местных жителей.  Тот же ТПУ: никто не спрашивал у жителей.